К заповедному водопаду, или визит к Большому Янискенгасу после долгой разлуки.

В конце сентября 2016 года очередное фотопутешествие по русскому Заполярью занесло меня и Валерию Ушакову в район Кандалакши. От этого северного города-порта можно легко доехать до жемчужины этих мест, водопада Большой Янискенгас, что стоит на реке Кутсайоки и среди водоплавающих туристов известен как Маманя. Наши путешествия с приставкой «фото», а это значит, что главной целью перемещений по просторам Родины является получение интересного фото- и видеоматериала. Этому подчиняется график жизни и движения.

В этот раз мы решили разведать путь к водопаду, который я когда-то проходил водным путем, сплавляясь 20 лет тому назад по Кутсайоки на катамаране. Тогда я был поражен красотой этого места и мечтал вернуться сюда для фотосъемки. Мечта начала осуществляться. )

Водопад Большой Янискенгас расположен в удаленном от жилья и дорог районе, на территории природного заказника. Сведения о дороге к нему удалось найти в Сети. Судя по всему, путь предстоял непростой, а у нас оставался всего один день, отведенный на путешествия в здешних удивительных краях. Но, несмотря ни на что, все же решили проверить возможность добраться до цели.

Шли мы на SsangYong Actyon Sports по имени Бурка. На тот момент машина была лишь обута в максимально большие для него колеса и прикрыта снизу защитой. На этом подготовка к бездорожью заканчивалась. 

Но за рулем сидел удивительный водитель – Валерия Ушакова, с которой можно хоть к черту в пекло. О наших с ней приключениях на вершине Ловозерских тундр я уже рассказывал в статье «Путешествие и приключения в Ловозерских тундрах».  

Дорога от поворота с трассы «Кола» на Алакуртти обрадовала своей ровностью и видами, открывавшимися с нее. 

Короткая остановка на посту пограничников, проверка документов – и вскоре мы нашли отворотку на грунтовую дорогу, ведущую к нашей цели, запрятанной в тайге.

Дорога удивила своей шириной и наезженностью. Причина открылась быстро. Объяснением, в которое мы буквально уперлись, было армейское стрельбище с жизнеутверждающими плакатами на въезде, повествующими о том, что сюда никак нельзя, ибо стреляют и вообще все сильно запрещено. Однако посты охранения пустовали, что однозначно подсказывало – нынче стрельбище пустует.

Далее дорога сузилась и выглядела куда менее проезжей. Этот путь вскоре вывел к посёлку на берегу озера, выглядевшему как дачный или, скорее, дачно-рыбачий, что весьма характерно для здешнего края рек и озер. Проехав мимо, выехали на лесную дорогу, ведущую уже к самой цели путешествия. И началось…

Видно было, что здесь редко, но все же ездят. Причем в большинстве своём – внедорожники и нечто грузовое. Главную проблему для Бурки представляли камни, коими путь был усыпан в великом изобилии. Из-за небольшого клиренса они то и дело стучали о днище машины. Стальная защита отзывалась гулким колокольным звоном.

Дорога вела на вершину сопки, склон которой прорыла в своём неукротимом беге река, образовав водопад. Каменная колея забирала все круче и круче вверх, периодически ныряя в броды через полноводные болота. Дизель справлялся, камни и деревья обступали все ближе. Красота по сторонам завораживала все больше. Я постоянно выскакивал из уютной утробы кабины и то бежал перед машиной с видеокамерой, то бросался в сторону от дороги за удачным фотокадром. «Охота пуще неволи», а потому отказать себе в удовольствии всласть поснимать в таком месте было практически невозможно.

По описанию, конечной точкой маршрута являлась обширная поляна – она же и конец дороги. Дальше только непроходимые таежные заросли, скалы да болота. Судя по показаниям навигатора, мы уже проехали и поляну, и таежную глушь за ней, что совсем не соответствовало действительности. Озадаченные этим несоответствием реальностей, остановились передохнуть от бесчеловечной тряски и осмотреться. Но, зайдя за ближний поворот дороги, столкнулись нос к носу с медведем! Топтыгин кормился на черничнике, уже прихваченном ночными заморозками и оттого пьяным. Зверь поднял голову, посмотрел на нас, оторопевших, и неспешно потрусил в лес, сверкая на солнце откормленным к зимней спячке, лоснящимся задом. Запечатлелось это в памяти очень и очень ярко, потому как мысли о том, что сейчас он сытый и не агрессивный, пришла уже потом, в машине, к которой мы бежали так быстро, как только могли. Знания о том, что от медведя бегать никак нельзя, а надобно вести себя совсем иначе, тряслись в голове в такт с галопом, который, учитывая мою немалую комплекцию, был просто фееричен. Вся фото- и видеоаппаратура были в машине, равно как и ракетница с запасом фальшфейеров. В результате от встречи с хозяином тайги остались лишь очень и очень яркие воспоминания.

Да-да! Знаю, что делать такого нельзя. Убегать, показывая зверю спину, равно самоубийству и все прочее. Но, во-первых, он первым показал нам зад и свалил в ближайшие кусты. А во-вторых, я и не говорю, что действовали мы правильно и разумно. Больше так никогда не буду!


Чудеса на этом не закончились. Буквально через десять минут движения по колее мы столкнулись с новым препятствием в виде глухаря, который упорно не желал уступать дорогу двум тоннам сигналившего ему железа. Он шел он по колее неторопливо, явно по важному глухарскому делу, и просто игнорировал нас. Схватив видеокамеру, я стал его снимать, но, видимо, волнение от встречи с мишкой, сделало свое черное дело, и я допустил глупейшую ошибку. Долго выстраивал кадр, вывешиваясь из машины почти до земли и радуясь, какая удача выпала сегодня, но увы: вместо записи выключил камеру. После долгого неспешного променада перед нашим бампером, глухарь, наконец, соизволил отойти в сторону, и мы увидели ту самую поляну.


С места стоянки до самого водопада надо было идти по тропе, густо помеченной медвежьими следами различной формы. По этой причине мы, вооружившись всем необходимым для встречи с косолапым, громко стучали, кричали и всячески предупреждали хозяев о гостях. Тропа вывела на обрыв, с которого открылась захватывающая дух панорама водопада и каньона под ним. Тут только и оставалось, что встать с распахнутыми глазами и понять, что счастлив, ибо вот она мечта – прямо перед тобой.

В этом месте река Кутсайоки упирается в гранитную скалу, перекрывающую ее торопливый и весьма полноводный бег, и падает вниз двумя ступенями разной высоты – водопадом Малый Янискенгас (10 метров) и водопадом Большой Янискенгас (около 20 метров). Большой особенно красив и величав. Водный поток пробил себе узкий желоб в каменном монолите и падает в тесную гранитную чашу с грохотом, от которого дрожит земля под ногами. 

Зрелище завораживающее, притягивающее к себе магнитом. На это действительно можно любоваться долго и неотрывно. 

Под ногами очень скользко из-за водорослей, в изобилии облепивших все камни вблизи падающей воды. Причина тому – мириады брызг, всегда висящих в воздухе и непрерывно опадающих на камни. Только иногда ветер срывает завесу и освобождает каньон от водяной пыли. По левому берегу вдоль всего водопада есть тропа, спускающаяся сверху. Это следы многочисленных туристов, что проходят Кутсайоки летом, в туристический сезон. Здесь они огибают непроходимый Большой Янискенгас, перетаскивая по мокрым скалам свои катамараны. Но в сентябре в этом месте царит первозданная тишина, позволяющая насладиться красотой затерянного мира.

С удовольствием, хоть и в спешке, провели фото- и видеосъемку. Здесь надобно снимать дольше, с учетом постоянно изменявшегося света, терпеливо выжидая выгодное для кадра освещение. Нужно прихватить с собой альпинистское снаряжение и провесить скалу, нависающую над водопадом, чтобы, спустившись по веревке, отснять это великолепие с наилучшего ракурса. 

Словом, много всего надобно подготовить и сделать, чтобы вернуться сюда такой же осенней порой и получить хороший фото- и видеоматериал. Но дело не только в этом в нем. Хочу вернуться сюда ещё, чтобы испытать заново могучую энергию этого места. Что мы и намерены сделать в этом сезоне фотопутешествий, в которые активно собираемся.

Причем мы приедем сюда не только осенью, но и в самом начале ранней полярной зимы, когда водопад оденет скалы ледяным убранством и будет еще прекраснее и суровее. Это непросто, но игра стоит свеч: то, что удастся увидеть и запечатлеть на фото- и видеокамеры участников фотоэкспедиций, будет потрясающе красиво.

А тогда, в 2016-м, мы засобирались назад, чтобы преодолеть наиболее сложный участок пути до подступающей темноты. Приключения повторились в обратной перемотке, и уже в темноте мы выехали на асфальт недалеко от Алакуртти. Потом был путь в Москву, долгое шуршание ровного асфальта под колесами. А в монотонном гуле двигателя слышался гул водопада Большой Янискенгас.

Жди, Водопад! Мы уже начали свой путь, чтобы встретиться с тобой!

#