В поисках Гипербореи

Автор: Евгений Колков

Место действия: горы Ловозерские тундры, Кольский полуостров. 

Время: первые числа сентября 2017 года.

В сентябре 2017 года очередная фотоэкспедиция занесла меня и Валерию Ушакову в удивительный край — Ловозерские Тундры. Это горный массив рядом c известными всем Хибинами, но в отличие от них не столь известный. Это место, полное суровой красоты ещё не разгаданных тайн. Настоящая находка для пытливых глаз фотопутешественника. Приставка «фото» означает, что путешествуем мы с целью найти интересные места для фотосъёмок. Дело в том, что я фотограф, причем уже очень давно. Создал свою фотошколу, преподаю в институте, колледже. Поэтому движим желанием провести фотосъемку в новом уникальном месте, а после привезти туда своих учеников-фотографов, а также коллег-фотографов, художников и всех, кому интересно путешествие по труднодоступным местам с фотокамерой в руках.

В этот раз мы шли одной машиной Ssang Yong Actyon Sports по имени Бурка, подготовленном для жестокого бездорожья Севера. То, что мы были одни, вскорости окрасило путешествие в краски захватывающих приключений. Но об этом чуть позже. 

Мы поднимались в горы по серпантинке, все более удивляясь открывающимся просторам.

В юности я немало походил по горам и, как и многие, увлекался творчеством Николая Рериха. Мог подолгу всматриваться в его работы, выискивая в них таинство миропонимания, даже сам наивно пытался перенести на картон свои впечатления от гор. Каково же было мое удивление, когда здесь, в сердце Кольского, я вдруг увидел воочию те самые картины, в которые вглядывался в далекой юности. С каждым поворотом горной дороги перед нашими глазами открывался величественный мир заповедной горной страны, освещенной низким северным небом. И это были именно они – полотна великого живописца, но только ожившие в реальном мире Заполярья.

Петляя по склону, дорога вывела нас на каменистое плато, усеянное плоскими камнями. Оставшийся за спиной мир вдруг исчез, и мы оказались посреди каменной пустыни, лишь иногда оживающей шапками мха.

Горный массив Ловозерские тундры овеян таким количеством легенд и преданий, что пересказать их все не представляется никакой возможности. Чего стоят знаменитый силуэт великана Куйва на скале над Сейдозером, огромные каменные ступени, сходящие 

к этому заповедному озеру. Многочисленные сейды и легенда о жителях легендарной Гипербореи, ушедших в подземный мир, сокрытый под этой самой каменной пустыней, по которой мы прокладывали свой непростой путь. Мысль о том, что, может быть, мы едем по крыше легендарной Северной Шамбалы, скрывающей величайшие тайны нашего мира, будоражили и без того напряженные до предела нервы. Дело в том, что дорогой то, по чему мы двигались, можно назвать лишь весьма условно. Это слабо различимая колея, набитая в камнях тяжелой техникой геологических партий, что исследовали это уникальное место.

Есть мнение, что Ловозерские тундры – самые древние горы на нашей планете. 

Их возраст – более 250 миллионов лет. В период своей молодости они достигали высоты 5ооо метров, но теперь, вследствие воздействия великого ледника и последующего выветривания, возвышаются лишь на 1000 метров. Однако благодаря такой истории здесь, непосредственно под поверхностью, находятся залежи редкоземельных минералов, которые активно добываются как раз у подножия горной страны. Альтернативная история говорит о том, что эти горы несут на себе следы горных выработок, оставленные ушедшей цивилизацией нашей планеты, а также следы атомных взрывов той же былой цивилизации. Уфологи видят в рельефе плато следы посадок и стартов космических кораблей пришельцев, а искатели параллельных миров именно здесь ищут порталы перехода в них.

Мы поднялись к знаменитому перевалу геологов. Знаменит он тем, что здесь монолит горы разрезан до самого основания, словно великан разрубил его одним ударом своего топора. В молодые годы я много раз бывал в горах и повидал немало диковинок горного рельефа, но ничего подобного встречать не приходилось. Представшее нашим глазам было столь не объяснимо, что только и оставалось удивленно смотреть на каменное чудо у себя под ногами.

После перевала подобие дороги стало совсем тяжело проходимым. Все больше попадалось живых камней в неверной колее под колёсами нашего Бурки. Что и сыграло свою роль в нашей истории чуть погодя.

Мы пробирались к высшей точке Ловозерских тундр – горе Ангвундасчорр (1120 м). Бурка, ведомый опытной рукой Валерии, медленно и даже деликатно перебирался с одного камня на другой, приближаясь к цели экспедиции. Но вдруг здоровенный камень вздыбился из неверной колеи и ударил в днище машины, смяв защиту и топливный бак. Колба не выдержала и лопнула. Топливо перестало подаваться в двигатель, он заглох, и мы встали, немного не дойдя до самой верхней точки. 

Окажись я в такой ситуации с кем-то другим, наверняка начал бы сильно нервничать. Каменная пустыня, до ближайшего жилья – 40 километров по каменным россыпям, 

застывшая без признаков жизни одинокая машина. Чем не повод начать переживать! Но за рулем была удивительная женщина – Валерия Ушакова.

Дело в том, что она не только чрезвычайно опытный водитель, но и инженер-конструктор, замечательно разбирающийся в устройстве автомобилей. Поэтому, задав честный вопрос «пора ли нервничать по поводу случившегося?» и получив ответ, что не стоит, я отправился делать фотосессию закатных гор, величественно окружавших нас.

Закат выдался на редкость фотогеничный. Это значит, что заходящее солнце освещало мир наилучшим для фотосъемки образом, облака выстроились именно так, как надо для удачного кадра, и снимать все это великолепие было одним сплошным удовольствием.

Фотосъемки в горах — отдельное искусство, требующее опыта и понимания, как будет меняться свет и где надо оказаться фотографу для наилучшего кадра. Пришлось изрядно побегать по плоской вершине, но эти усилия были вознаграждены добытым фотоматериалом. Под занавес горы порадовали нас огромной полной луной, встающей на фоне сказочного пейзажа.

Утро выдалось холодным и принесло новые открытия. Низко стелющийся свет восходящего светила причудливо играл с каменной пустыней, расстилающейся вокруг. Было завораживающее ощущения, что ты присутствуешь при таинстве рождения нового дня. Так торжественно и величественно проистекал восход солнца.

После утренней съемки настало время ремонтных работ. Чтобы добраться до колбы, Валерия начала демонтировать топливный бак с моей не очень-то квалифицированной, но активной помощью. То есть я таскал камни, чтобы выровнять бортовой крен Бурки, крутил болты, таскал сам бак и т.д. Все это было лишь силовой поддержкой предстоящему восстановлению работы топливной системы. 

После нескольких часов усилий пред нами предстала раздавленная колба топливозабора. Ни заменить, не восстановить ее в наших условиях было невозможно. Успокоив неопытного и потому встревоженного меня тем, что на крайний случай запустим топливо напрямую самотеком, Валерия углубилась в раздумья. Надо сказать, что при этом, параллельно с демонтажем топливной системы, она успела приготовить обед… Это великая женщина! Уж можете мне поверить! 

Далее было явлено чудо! Потому как мне, человеку далекому от инженерных знаний, все творящееся далее казалось именно чудом. При помощи остатков колбы, универсального клея и меня с напильником, Валерия соорудила новую систему забора топлива из бака! Бак был собран, испытан в стендовом режиме (лежа на камнях) и Бурка ожил!

Оставалось только поставить все на место, свернуть лагерь и отправиться в обратный путь. 

Еще более аккуратно и неспешно мы проделали путь к наезженному серпантину на склоне горной страны. Горы вновь выдали сильнейший по силе закат, словно в награду за пройденные испытания.

А мы уже катили по асфальту в сторону столицы, ибо это было последнее из многочисленных приключений, что выпали на нашу долю в этом сезоне. Впереди ждала Москва, новые проекты, новые инженерные чудеса, явленные гением Валерии. Конечно, мы вернемся сюда и проедем намеченный маршрут, отснимем то, что не удалось отснять в тот раз. Сделаем это уже в нынешнем сезоне, уже совсем скоро. Сделаем это с большим количеством участников экспедиции, на другой технике и приключения будут тоже новые. 

Но это уже будет совсем другая история, о которой я непременно расскажу вам.

#